п»ї CASPIAN EUROPEAN CLUB - Суда «Муслим Магомаев» и «Рашид Бейбутов» являются пионерами применения высоких технологий - Ильхам Ахундов

Суда «Муслим Магомаев» и «Рашид Бейбутов» являются пионерами применения высоких технологий - Ильхам Ахундов

Имея технологию  перехода персонала на рабочие места без подхода и крепления к морским платформам «Муслим Магомаев» спас оставшихся на платформе нефтяников при экстремальной ситуации, менеджер по судостроительству Caspian Marine ServicesLtd. Ильхам Ахундов

Caspian Energy (CE): Г-н Ахундов, Caspian Marine является сегодня одной из крупных судоходных компаний в регионе?

Ильхам Ахундов, Менеджер по судостроительству Caspian Marine  Да, это одна из крупнейших судоходных компаний в регионе. Мы работаем в Азербайджане более 10 лет, компания располагает как своим флотом судов, так и оперирует судами других судовладельцев, по необходимости  прибегая к их модификации. Модификация осуществляется согласно техническим требованиям работы наших клиентов на Каспии. В основном мы обслуживаем нефтегазовую промышленность, то есть платформы которые добывают нефть в Каспийском море для ГНКАР и для нефтяных консорциумов.  В настоящее время под нашим операторством работают  около 30 судов. Из них 19 принадлежат нашей группе компаний, остальные эксплуатируются совместно  по с Каспийским морским пароходством в рамках договора Альянса. 

CE: Какие проблемы испытывает компания учитывая, что Каспий это закрытый водоём?

Ильхам Ахундов: Вы знаете, это никак не влияет на нашу деятельность, наши суда беспрепятственно передвигаются по Каспии и по Волге с вызодом на Черное море согласно международным правилам навигации. Мы не видим в этом никаких проблем.

CE: Как повлияло подписание конвенции о правовом статусе Каспия на компанию

Ильхам Ахундов:  Для моряков ничего не изменится. У моряков нет морских границ. Для судоходных компаний главное, чтобы наши суда, которые работают на Каспии не имели проблем при пересечении границ с другими прикаспийскими странами.

CE: Возникают ли технические проблемы с перевозками, требующие решений на уровне правительств прикаспийских стран?

Ильхам Ахундов: Нет. Только в зимнее время северная часть Каспия  покрывается льдом и только тогда навигация через Волгу приостановливается и возобновляется только весной. С ноября по апрель мы не имеем навигации по Волге, и поэтому соответствующий план действий составляется таким образом, чтобы успеть его осуществить до первых заморозков.

CE: С какими странами Вы хотели бы более активно сотрудничать на Каспии?

Ильхам Ахундов:  Наша компания принимает активное участие в международных выставках по морской тематике проводимых в Баку, а также в Европе, на Ближнем Востоке и в прикаспийских странах. В ходе таких выставок, мы уже наладили контакты с судоходными компаниями России, Казахстана, Туркменистана и Ирана.  Они проявили интерес к сотрудничеству с  нашей компанией по ряду проектов. Поскольку судоходные компании этих стран не обладают подобным флотом специализированных судов, при необходимости  они обращаются за нашей помощью. Мы имеем офис в Астрахани и в далекой перспективе есть планы по открытию офисов также в Казахстане и других регионах.

 CE: С какими крупными компаниями вы сотрудничаете? Есть ли у вашей компании амбиции  выйти на мировые рынки?

Ильхам Ахундов: Наверное, если бы не было бы амбиций, мы бы не достигли  такого высокого уровня услуг судоходства , какие имеем сегодня. В 2006 году, когда мы только начинали работать, наша компания имела всего 7 офисных  сотрудников. По мере расширения деятельности, количество управленческого персонала дошло до 23 человек, а на данный момент офисный персонал нашей компании насчитывает более 70 человек. В течение прошедшего периода, мы смогли путем капитального ремонта и модернизации кранового судна «Гурбан Аббасов» переоборудовать его в многоцелевой морской объект с вместимостью для проживания  спец.персонала до более чем 200 человек. За последние 10 лет мы построили малые грузо-пассажирские  суда, дноуглубительные суда и модифицировали буксирно-снабженческие суда, Скоростные пассажирские суда катамаранного типа с алюминиевым корпусом «Муслим Магомаев» и «Рашид Бейбутов» были построены на судоверфях Австралии. Для безопасного перехода   персонала на морские платформы, на этих судах установлена телескопическая лестница-трап, где программная система управления обрабатывает и компенсирует мощь морских волн и ветра, что позволяет даже при высоких волнах, быстро и безопасно доставлять людей на свои рабочие места.

CE: После трагических событий на месторождении Гюнешли CMS изменила стандарты безопасности?

Ильхам Ахундов:  Наша компания имеет все необходимые  признания и внедряет улучшенные стандарты безопасности в морской отрасли, более того, имея в списке заказчиков таких нефтяных гигантов, как SOCAR, BP, ТOTAL, мы постоянно работали и работаем над улучшением стандартов по управлению качеством нашей компании  и сотрудники компании регулярно посещают курсы подготовки и повышения квалификации как в стране, так и зарубежом, обогащая свои знания и навыки. Это делается в том числе и потому, что новые технологии требуют специального подхода по повышению квалификации моряков и сотрудников компании. Именно хорошая подготовка и обладание знаниями в сфере высоких технологий в области судоходства , а также, в частности, установленный на судне «Муслим Магомаев» телескопический трап предотвратили возможность увеличения  масштабов трагедии на платформе на Гюнешли. Как вы знаете, с помощью судна «Муслим Магомаев» были спасены остававшиеся на платформе нефтяники.

CE: Это не удивительно, корабль с таким названием не мог поступить иначе… Получается, что  если бы таких судов было бы больше, то спасли бы  всех?

Ильхам Ахундов: При таком волнении на море и ветре, одним количеством  судов задачу не решить. Ни с воздуха, ни с моря невозможно было приблизиться к платформе. Исключением явилось судно «Муслим Магомаев», так как именно оно обладает телескопическим трапом функционируюшим во взаимодействии с системой динамической поддержки позиции судна на море. За счет этого нам удалось уменьшить масштабы трагедии. В тот период (2015 год) мы строили уже второе судно - «Рашид Бейбутов». Это происшествие еще раз подтвердило актуальность вопроса безопасности на морских объектах, а операция с судна «Муслим Магомаев» доказала, что с помощью таких технологий можно избежать, либо минимизировать возможность непредвиденных трагических происшествий в море.   После того, как мы доставили в регион второе пассажирское судно, названное «Рашид Бейбутов», к нам  начали поступать  запросы из разных стран по поводу возможности аренды таких судов.  На  судостроительный завод в Австралии обратилось огромное количество компаний, которые хотели ознакомиться с нашим проектом. Если вы посмотрите, что пишут мировые СМИ,  про суда «Муслим Магомаев»  и «Рашид Бейбутов»,  то  убедитесь, что эти суда являются пионерами применения высоких технологий в мире, то есть именно в плане сочетания  соответствущих устройств и технологий.  Можно без преувеличения сказать,, что мы горды, тем, что первое судно такого типа принадлежит нашей компании.

CE: Как повлиял кризис на Вашу компанию?

Ильхам Ахундов: У нас возникли некоторые сложности, в частности, мы хотели увеличить количество новых судов для нашей компании, но из-за спада цен на нефть общая экономическая ситуация несколько повлияла и на наши планы. В зависимости от особенности морских проектов, порой кажется более целесообразным модифицировать имеющиеся суда, нежели строить новые. Однако, я считаю, что для предстоящих глубоководных морских операций, нам необходимо оснастить наш флот судами с соответствующими техническими характеристиками. 

CE: Но старые суда уже изжили свой век…

Ильхам Ахундов:  Это зависит от конечного назначения судна, пока такое судно соответствует возможностям модернизации до уровня стандартов современных судов, утверждать, что судно изжило свой век, не стоит. 

Наша компания имеет признания в управлении многими  типами судов,  в том числе, и морскими танкерами. Наши новые танкера «Профессор Азиз Алиев» и «Гянджа» ходят в Черном море.

CE: Они рассчитаны под проект Кашаган?

Ильхам Ахундов:  На Кашагане используется так называемый специализированный сервисный флот. К нам обращались различные компании с просьбой оказать им операционные услуги на названном месторождении. В этой сфере  наша компания признанный лидер в регионе, поскольку располагает высококвалифицированными кадрами и работает по самым высоким мировым стандартам .

CE: Что вы можете сказать о Великом шелковым пути, о проекте Север-Юг. Как эти транспортные маршруты повлияют на динамику работы компании?

Ильхам Ахундов: На сегодняшний день мы обслуживаем  только нефтегазовые платформы. Мы не обладаем транспортным флотом. Если появится заказ перевозки определенного груза по Каспию, то конечно же сможем предоставить подобные услуги.

Основная наша цель связана с работой с нефтяными консорциумами. На данный момент у нас новый проект с Total.

В связи с продолжительным кризисом цен на нефть на мировых рынках, нефтедобывающие компании сократили бюджеты, соответственно мы приостановили строительство новых морских объектов.

CE: Да, но сегодня в мире все чаще открываются новые запасы газа, растет потребность в привлечении квалифицированных сервисных компаний…

Ильхам Ахундов: Я бы хотел пожелать больших успехов государственной нефтяной компании Азербайджана по выходу на эти рынки, что может способствовать расширению и нашей деятельности, и нашего флота, поскольку рынки этих стран достаточно развитые.

CE: В ходе интервью я не первый раз слышу от наших компаний о трудностях выхода на мировые рынки..

Ильхам Ахундов: Да, доля истины в этом есть. Наша компания активно изучает как краткосрочные, так и долгосрочные перспективы для Caspian Marine Services на международных рынках, вне Каспийского моря.

CE: Как неоднократно говорил Президент Азербайджана Ильхам Алиев, экономика Азербайджана станет более конкурентоспособной только путем развития малого и среднего бизнеса, в частности, и на мировой арене.  Считаете ли Вы, что экономика сегодня зависит в основном не от крупных госкомпаний, а от конкурентоспособности частного бизнеса?

Ильхам Ахундов: Да, у нас есть сегодня возможности и перспективы быть более конкурентоспособными на международных рынках, пока  региональных. Однако, выход судов из Каспия в соседние регионы затруднениз-за габаритов этих судов, что ограничивает наши возможности. 

CE: Каковы перспективы работы, к примеру, в Персидском заливе, где ведется активная нефтегазовая деятельность, например в Катаре, Иране?

Ильхам Ахундов: Да, в этом регионе много работы. Наша компания активно представлена на всех выставках, проходящих в этом регионе, в основном,  в Дубай и Абу-Даби.  Мы могли бы работать с арабскими компаниями, у которых есть потребность  в малогабаритных судах , крановых судах. Но, они работают в основном с местными компаниями.  Выполнение работ для специфического проекта зачастую требует сооружение нового или переоборудованого флота именно под данный проект в самом регионе.

CE: Сегодня есть тенденция перехода мировых судовых компаний на экологически чистое топливо -  на сжиженный газ, двигатели  которых не сбрасывают отходы в море …  Как обстоят с этим дела на каспийских судах?

Ильхам Ахундов:  Наши суда оснащены специальными устройствами, которые способствуют уменьшению выбросов в атмосферу. Переход двигателей на сжиженный газ потребует времени по созданию соответствуюшей инфраструктуры и конкретных подходов для решения проблемы. Будучи в Австралии, мне приходилось видеть пассажирские суда, которые используют экологически чистое топливо, то есть судовые газовые турбины работают на жидком натуральном газе. Экологически чистое топливо используется на определенных туристических судах в Тихом океане. В промышленном производстве его не используют, так как  оно требует огромных затрат и высоких требований безопасности, что может привести к нерентабельности той или иной отрасли производства. Тут нужен другой подход – комплексный, то есть нужно провести анализ работы всей системы.

CE: Если президенты 5 прикаспийских стран соберутся и решат перейти на экологическое чистое топливо… Насколько это реально?

Ильхам Ахундов: Это зависит от того, с какой точки зрения каждая прикаспийская страна посмотрит на этот вопрос.

CE: Но все 5 стран заинтересованы в экологической чистоте Каспийского моря…

Ильхам Ахундов: Насколько я проинформирован, сегодня активно обсуждается вопрос развития  туристического маршрута по Волге и Каспию. Если стороны придут к определенному соглашению, то да мы можем начать говорить об использовании экологически  чистого топлива. Это будет требовать изменений конструкций судов, смены дизельных двигателей на газовые турбокомпрессоры.  Для использования газовых турбокомпрессоров потребуется соблюдение самых высоких требований безопасности.

На данный момент мы строим свою деятельность на основе требований Международных конвенций. То есть, все наши усилия и возможности направлены на выполнение основных требований морских Международных конвенций по охране человеческой жизни на море (SOLAS) и Конвенции по предотвращению загрязнения моря (Marpol 73/78) с ее последними поправками. В этих конвенциях указаны конкретные даты, когда старые и новострояшиеся суда должны быть оснащены соответствующим оборудованием, позволяющему соблюдать экологические требования. В этом плане, мы также должны подготовить молодое поколение к переходу на новые стандарты. Вот уже несколько лет подряд, студенты Азербайджанской Государственной Морской Академии с успехом  проходят морскую практику на судах компании  Caspian Marine Services. Среди сотрудников нашей компании есть такие морские специалисты, которые являются преподавательями АГМА и регулярно участвуют в научно-технических мероприятиях со своими лекциями по морской тематике.
Между тем, и в частности, я могу отметить, что желание у нынешнего поколения молодых людей быть моряками растет день ото дня.

Мы осознаем, что задача представителей нашего поколения состоит в том, чтобы неустанно передавать все накопленные  нами годами знания и опыт нашим молодым морякам, и стать их надежными наставниками.

  

Благодарим Вас за интервью

Read 106 times