п»ї CASPIAN EUROPEAN CLUB - Мы ждем, когда акцент в нефтегазовой отрасли будет смещен на upstream, глава представительства CETCO

Мы ждем, когда акцент в нефтегазовой отрасли будет смещен на upstream, глава представительства CETCO

Caspian Energy (CE): Г-н Крашаков, расскажите,пожалуйста, о деятельности CETCO?

Глава представительства CETCO в Азербайджане, Артём Крашаков: CETCO - аббревиатура Capital Equipment & Trading Corporation. Компания начинала свою деятельность с поставок медицинского оборудования ещё во времена СССР. Она была одной из американских компаний, которая  привозила из США оборудование в страны СНГ. Сегодня мы являемся авторизованными представителями различных американских производителей.

Как вы знаете, многие специализированные производственные предприятия США не желают заниматься продажами, сервисом, сбытом, чтобы не распылять свои силы. Они хотят фокусироваться на своём оборудовании, на качестве продукции и избавиться от различных посреднических проблем. Мы, как эксперты международной торговли, предоставили им такую возможность и с 1991 года работаем на территории стран СНГ, как эксклюзивный поставщик нескольких крупных предприятий. Среди них компания ECKEL Manufacturing Inc. - родоначальник технологий гидравлических ключей для буровых труб, обсадных колонн и НКТ (tubing and casingrunning), а предприятие SCHRAMM выпускает современные мобильные буровые установки. В 90-х годах мы представляли интересы и других крупных компаний отрасли, таких как Halliburton.

CE: Кого вы считаете своими конкурентами?

Артём Крашаков: Наши конкуренты это те, кто производит аналогичное оборудование. Наши прямые конкуренты есть в Канаде и США. Конечно, многие пытаются производить похожее оборудование, но пока они не могут выйти на наши показатели, хотя такие страны, как Россия или Китай активно наращивают свое присутствие в этом сегменте.

Если говорить о гидравлических ключах, то это оборудование используется для соединения различных труб с требуемым крутящим моментом, чтобы колонна могла безопасно и надежно бурить на скважинах глубиной до 5-6 тысяч  метров и глубже. Оборудование, которое мы производим, никто не может обойти по качеству, характеристикам и показателям. Мы выбираем самые лучшие образцы оборудования от лучших производителей, работаем с ними, помогаем им, представляем в том регионе, в которых у нас есть опыт, понимание рынка, видение перспектив. Для нас это страны СНГ, в котором работаем с 1991 года. С 2010 года в Баку уже осуществлялись прямые поставки оборудования наших компаний для буровых подрядчиков SOCAR. До этого другие сервисные компании также использовали наше оборудование, которое приобреталось не напрямую в Баку, а в других странах. 

Мы также консультируем компании, оказываем сервисные услуги. Когда мы продаём высококачественное оборудование, то обеспечиваем соответствующий уровень обслуживания.

CE: Насколько сегодня продвинулись технологии высокоточного разведочного бурения если сравнивать с 90-ми годами?

Артём Крашаков: Вопрос о технологии высокоточного разведочного бурения - больше к геологам, это 3D сейсмические исследования. Сейчас есть очень хорошие усовершенствованные поисковые технологии, которые основаны на различных импульсах. Мы можем помочь в использовании подобных технологий бурения. На нефтегазовой конференции 2018 года в Баку в ходе выступлений геологов был отмечен высокий потенциал Каспийской впадины на глубинах от 7 до 10  тысяч. Наша компания здесь, чтобы помогать им в этом. Специалисты SOCAR самостоятельно бурят на месторождении «Умид» на глубине 6,500 метров и это очень серьёзная глубина. Мы искренне надеемся, что будут проводиться работы и на платформе «Умид 2» на глубине ниже 6,500  метров. Это очень сложно. Мы намерены участвовать в тендерах, если будут введены месторождения «Умид 2», «Умид 3», «Бабек» и предлагать наши решения, предоставляющие технологические гарантии. 

В Азербайджане наше самое первое поставленное оборудование работает успешно уже на протяжении восьми лет. Оборудование конкурентов работает около 4-х лет. В целом же у нас есть станки, работающие более 20 лет – запас надежности огромен, как раз для сложных и долгосрочных месторождений.

Разведочное бурение сегодня намного эффективнее. Проект «Умид» был очень хорошо исследован и поэтому SOCAR не стала тратить дополнительное время на подготовку полупогружной платформы, а сразу установила стационарную. Таким образом, были сэкономлены время и средства. Многие месторождения в Азербайджане сегодня готовы для разведочного бурения. 

С точки зрения оборудования, мы предлагаем разную продукцию. К примеру, для каротажа в процессе бурения Measurement While Drilling у нас есть оборудование, которое выдерживает 250 градусов тепла, хотя обычно применяется диапазон 180-200 градусов. Сегодня стоит вопрос в капитальных инвестициях, поскольку крупные средства вкладываются в международные глобальные проекты в сфере downstream. Так, в Турции вкладываются инвестиции в переработку, транспортировку, в трубопроводные проекты. Сейчас это более актуально, поэтому все силы акцентированы на этом направлении.

CE: Как давно CETCO работает на азербайджанском рынке? Как вы оцениваете потенциал азербайджанского рынка?

Артём Крашаков: Потенциал рынка мы оцениваем очень хорошо. Необходимо работать, необходимо создавать больше возможностей местным компаниям, буровым подрядчикам. Они обладают необходимыми знаниями и важно дать им больше инвестиционных возможностей для закупки оборудования. Они должны понимать сколько у них проектов, какого типа планируются работы, делать свое долгосрочное финансовое планирование. Именно местные подрядчики должны больше вовлекаться в работу, именно бурение и разработка новых месторождений будет ключевым в ближайшее время.

Потенциал большой, но мне кажется он до конца не раскрыт. Сейчас все усилия направлены на ЮГК, запуск перерабатывающего комплекса для Petkim, открытие заправок в Стамбуле. SOCAR активно инвестирует в Европе в заправочные станции, нефтеперерабатывающие комплексы, трубопроводные проекты. Конечно, хотелось бы увидеть больше внимания на разработку и освоение месторождений, чтобы именно на это направление была трансформирована часть собственных инвестиций.

Кризисные (2016 – 2017) годы прошли и в 2018 году мы почувствовали совсем другую динамику. Идёт рост и он идёт по всем направлениям. Работа активизируется, проекты расширяются, планов очень много. Поэтому мы считаем, что 2018 год был переломным, а 2019 год будет ещё лучше.  Мы очень ждём запуска проектов «Умид» и «Бабек», разработку имеющихся месторождений «Абшерон», «Гюнешли». В Азербайджане есть очень много текущих проектов, которые нуждаются в разработке. Мы также готовы помочь в буровых установках на суше, резерв которых не исчерпан. Есть современное буровое оборудование, которое очень мобильно, быстро передвигается. Подобное оборудование может также помочь при исследованиях. В 2019 – 2020 годах необходимо начать новые проекты и согласно официальной статистике объём буровых работ  SOCAR растёт.

CE: Какие новые технологии бурения использует компания?

Артём Крашаков: Мы готовы помогать, обеспечивать сервис, предоставлять точечную требуемую продукцию. Мы всегда консультируемся с клиентом и всегда готовы делать максимально эффективные предложения. Они ставят перед нами задачу, а мы предлагаем максимально эффективное решение с точки зрения скорости, качества, цены и пакета оборудования. Здесь мы, наверное, больше всех заинтересованы в том, чтобы это было наиболее эффективное решение. Мы участвовали в тендерах и боролись с различными производителями, к примеру, новыми игроками из Уфы, Челябинска, Китая и другими компаниями. Они в 2018 году летом вперые были представлены на выставке Caspian Oil and Gas. Но пока никто не может достичь наших показателей.

CE: В каких еще  отраслях продукция CETCO находит широкое применение?

Артём Крашаков: Мы также активны в горнорудной отрасли. Когда мы все говорим о нефтяной промышленности, забываем о том, что диверсификация всегда положительна. Сегодня в Азербайджане есть потенциал в алюминиевой промышленности, речь идет о бокситах, алунитах, железорудной промышленности. Необходимо модернизировать Дашкесанский перерабатывающий комбинат. Это хорошее предприятие с большим потенциалом. Кроме этого, можно говорить о золотодобывающей и стекольной промышленности, производстве различных строительных смесей.

В горнорудной отрасли мы предоставляем комплексные решения. Мы имеем свои производственные мощности - это спектр горнорудного оборудования, а также проектируем строительства предприятий под ключ. Мы не выступаем подрядчиками самостоятельно, мы не владеем шахтами, но мы можем строить целые заводы под ключ.

Мы активно общались с золотодобывающими компаниями в Азербайджане, посещали предприятия, предоставляли свои предложения. Пока мы не активны в этой сфере, но у нас было несколько проектов исследовательского характера. Мы сейчас изучаем возможность более активной работы именно в горнорудном направлении, поскольку здесь очень хороший потенциал.

А если говорить об алюминиевой промышленности в Азербайджане, то в свое время в этой области действовала полноценная связка. Была первичная добыча-переработка в Гяндже, а выплавка конечной алюминиевой продукции происходила в Сумгайыте. Эту цепочку можно сегодня восстановить. Мы готовы активно помочь в первоначальной фазе в горнорудной добыче, переработке и производстве концентрата. В 2019 году мы хотим вплотную заняться именно этими проектами. Но на данный момент потенциал  горнорудной промышленности полностью не реализуется. Горы Кавказа богаты полезными ископаемыми и они не далеко, но пока там не ведутся крупномасштабные работы.

CE: Какие проекты будет реализовывать компания в 2019 году с учетом роста цен на нефть?

Артём Крашаков: Я бы не стал ориентироваться только лишь на цены на нефть, потому что эта работа стратегическая и все месторождения разрабатываются на 6-7 лет вперед. Сегодня цена дешевле, завтра она может быть дороже. Добыча намного дешевле. Я надеюсь, что все заявленные месторождения будут реализованы, поскольку TANAP уже запущен, TAP будет запущен к 2020 году, нефтеперерабатывающий комплекс «STAR» построен. Пора вернуться домой и заняться Каспийским морем.

Если цена нефти не упадет ниже $25, то всё будет очень хорошо. Можно работать при цене на нефть и в $30, и $50, а в  $60-70 - можно работать замечательно. При цене $80 за баррель нефти, наверное, будет даже плохо. Мы снова все расслабимся, что только мешает работе. Нет худа без добра. Эти кризисные годы (2014-2016 гг.) научили всех считать деньги, повышать эффективность в каждой детали, в работе, поиске персонала, оборудования. Сейчас все считают деньги и говорят об эффективности.

CE: Четыре года назад вы говорили о том, что на сухопутных месторождениях Азербайджана имеются значительные остаточные запасы нефти, но обеспечение их добычи требует применения современной техники и технологий. Как обстоят дела сегодня?

Артём Крашаков: Если честно, я бы сказал, что ситуация не изменилась. Запасы на суше пока остаются в разработке по остаточному принципу, не являются приоритетом. Здесь конечно, есть объективный фактор, потому что это очень малый объём. Есть субъективные факторы – до них не доходят руки. И ситуация здесь мне кажется не изменилась. Если использовать те же самые современные буровые установки, новый подход для закачки в пласт, фильтры, погружные насосы, которые эффективно работают, то повысить нефтедобычу можно, причём имея минимальное количество средств. Когда мы обсуждаем новое строительство буровой платформы АЧГ,  то речь идёт о $5 млрд., когда мы  говорим о бурении на суше - о $3 млн. Это другой масштаб. На море в последнее время работа крупных платформ пока стоит. К примеру, освоение месторождений «Умид» и «Бабек» уже очень долгое время обсуждается с иностранными партнерами. SOCAR может работать самостоятельно, но и ему нужен инвестиционный партнер. Если взять, к примеру, «Абшерон», разработку которого долго откладывали, его потенциал намного больше, чем будет реализован. Мы всегда готовы помочь местным буровым подрядчикам и ждем, когда акцент нефтегазовой отрасли будет смещён на upstream. Мы надеемся, что в 2019 – 2020 гг. произойдет активация месторождений, а для их разработки на тех же самых глубинах необходимо высокотехнологичное оборудование.

 

Благодарим  Вас за интервью!

Прочитано 382 раз